Бесплатные онлайн книги Книжные новинки и не только

«Мистер Камень» Анна Ольховская читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Анна Ольховская Мистер Камень читать онлайн - страница 1

Анна Ольховская

Мистер Камень

Глава 1

О том, что Регина Харитонова была убита, мне рассказал камень. Не тот свидетель, которого я могу привести в полицию. Да и то, что я — ведьма, вряд ли впечатлило бы стражей закона.

Но обо всем по порядку.

Когда я говорю, что я — ведьма, это не значит, что началось осеннее обострение и самое время вызывать добрую бригаду в белых халатах. Даже при том, что сейчас осень. Ведьма — это в наши дни вполне себе востребованная профессия. У меня даже на визитках написано «ведьма», и такой поворот истории наверняка впечатлил бы безликое множество несчастных женщин, которых в прошлые века казнили за колдовство. За что раньше предавали анафеме, за то теперь с готовностью выкладывают неплохие суммы. Ничего личного, просто бизнес.

Конечно, я не везде представляюсь ведьмой. Вот в налоговой, например. Когда приходит время отдать долг государству, я мигом превращаюсь в «персонального консультанта». Никто не задает мне скучных вопросов вроде «А кого же это вы консультируете?» или «За какие же уроки платят такие деньги?» Являюсь вовремя, отчитываюсь — и ладно. Система давно уже налажена.

В дипломе у меня тоже не слово «ведьма» стоит, не об этой профессии я мечтала в детстве, не ее старшее поколение моей семьи обсуждало за чашкой чая. А малышка-то наша почти ведьма-бакалавр, ты ж подумай, как дед Прохор бы гордился! — не было такого. Я вполне добросовестно изучила профессию психотерапевта и стала неплохим специалистом.

И вот тут возникает вопрос: как можно было из такой уважаемой профессии сорваться в то, что моя тетка, будь она жива, уверенно назвала бы мракобесием? Ха, да легко и просто! Я ведь никому не навязываюсь, я даю людям то, что они хотят. А они неожиданно для меня возжелали ведьму.

Как пела восходящая — в то время — звезда американского шоу-бизнеса Мадонна, все мы живем в материальном мире, а я — материальная девочка. Вот он, исток большинства моих карьерных решений. Обеспечивать себя я начала еще в студенческие времена, но совмещать работу и учебу у меня получалось не слишком хорошо. Насколько нехорошо? Основой моего рациона были сосиски, батон и мечта о шоколадке.

Но тогда это меня не волновало. Студентам легко прощается бедность, считается, что это в порядке вещей. Нужно только немножко потерпеть, и сразу станет легче. Но вот учеба была закончена, а легче не стало. Оказалось, что нужно нечто большее, чем просто подождать. Сытые места заняты, умей вертеться!

И я пыталась, как могла, как научили дома и в университете. Хорошим послушным девочкам приходится во взрослой жизни тяжелее, чем всем остальным. Потребовалось время, чтобы в моей тогда еще белокурой головке прижилась мысль: никто по правилам не играет. Я пыталась работать в частных центрах, но мой доход не слишком увеличился — шоколадка перестала быть мечтой, хотя радости это не принесло. Тогда я попробовала открыть собственный кабинет, благо с деньгами помогли. Я, святая простота, все думала: если мне в университете ставили такие высокие оценки, значит, все мгновенно поймут, какой я классный специалист!

И снова реальность шарахнула меня по голове ржавым тазиком, пытаясь, очевидно, пробиться через кокон жизнерадостности и вдолбить в меня хоть немного ума. Я поняла, что сфера частной психологической практики напоминает вагон метро в час пик. Мест мало, желающих занять их много, все устали, несчастны и порой ненавидят друг друга. Ты надеялась мигом стать уважаемым специалистом — а вместо этого утыкаешься носом в подмышку того, кто старше и крупнее тебя, да еще и зашел в вагон раньше. Я, ко всему прочему, еще и не выглядела специалистом, которому будут изливать душу: слишком молодая, слишком хорошенькая, слишком… женщина, не будем закрывать глаза на очевидное. Хороший психотерапевт — это, как все знают, седой бородатый дядька, подозрительно взирающий на мир из-под кустистых бровей. Не я, совсем не я.

Так я оказалась за бортом, и поначалу мне показалось, что, несмотря на все мои бумажные студенческие достижения, я совсем не умею плавать. Сейчас пойду на дно, с крабами знакомиться! И тут вдруг родилась эта идея с ведьмой.

Как сейчас помню: я сидела в салоне красоты. Вроде как салон красоты был последним местом, где мне следовало находиться, при моем-то бюджете! Но бюджет как раз был не мой. Это Ксюха подарила мне сертификат, который я могла обратить только в новую стрижку, но уж никак не в колбасу и картошку. А жаль, колбаса с картошкой были бы нужнее…

Это я так считала. Ксюха смотрела на мир иначе. Она сказала, что я в последнее время больше похожа на пыльный комочек, скопившийся в пупке какого-то толстяка, а не на молодую девушку. Так себе тезис, но у меня не было сил с ним спорить. Я действительно чувствовала себя бесцветной, бесплотной и никому не нужной. Я, в отличие от подруги, сильно сомневалась, что новая стрижка чему-то поможет. Но почему нет, если повод появился? Я буду все такой же серой девицей, но уже не с мочалкой на голове, вот радость-то!

Так вот, я сидела на удобном, хотя и изрядно потертом диванчике и дожидалась своей очереди. Рядом устроились две дамы, одна была записана на маникюр, а вторая определенно не собиралась покидать салон, пока из нее не сделают Анджелину Джоли, потому что записалась она на всё без исключения. Они, в отличие от меня, ходили сюда постоянно и были при деньгах. Первое время они, как и безупречно накрашенная администраторша, смотрели на меня как на откровенно чужеродный элемент в черном глянцевом интерьере. Потом их внимание переключилось на плоский телевизор, подвешенный к потолку, и они позабыли обо всем на свете.

А там как раз шло шоу экстрасенсов — одно из многих, я их и тогда не различала, и сейчас не собираюсь. Неряшливого вида тетка средних лет рассказывала заплаканной девице, куда ушел муж этой несчастной. Как по мне, тетка была похожа на продавщицу с рыбного ряда, причем не современного, а откуда-то из девяностых. Но ее увешали амулетами из тонкой латуни, сплели на голове нечто немыслимое, похожее на осиное гнездо, и густо накрасили глаза. Это сразу превратило ее или в ведьму, или в городскую сумасшедшую. А раз ее показывают по телевизору, второй вариант отметается. Телевизору надо верить!

Тетка несла полный бред. Но ее с раскрытыми ртами слушали все: заплаканная клиентка, администратор, которая только что заливала меня жгучим вязким презрением, и две губастые девицы, отдававшие за наведение красоты среднюю зарплату по Москве. Эти женщины, такие разные, неглупые, обеспеченные, верили откровенной шарлатанке! Потому что она выглядела экзотично, как какаду, вдруг оказавшийся в стае дроздов. Потому что она говорила уверенно и смотрела клиентке прямо в глаза. Но разве ж я так не могу? Да я лучше могу!

Это было, как сейчас помню, первое в моей жизни озарение. Я, еще этим утром ронявшая слезы в чашку кофе, вдруг четко поняла, куда должна двигаться. Бесполезно сокрушаться по поводу того, что общество верит во всякую нелепицу. Я не изменю мир — я и не должна! Но у меня есть возможность, вот как у этой увешанной латунью дамы, принять правила игры и победить.

Входя в салон красоты, я была уверена, что робко попрошу мастера подравнять кончики, как обычно. Опустившись в кресло, я протянула ему образец цвета, в который предстояло окраситься моим волосам.

Это не значит, что я собиралась уподобиться тетке из телевизора, ходить в тряпье и прыгать с бубном под луной. Да и обманывать людей мне не улыбалось — я ведь когда-то осознанно выбрала профессию, мне хотелось помогать людям! И теперь я поняла, что смогу сделать это, не отказывая себе в полноценной жизни.

Пусть и не сразу, но у меня получилось. За эти годы схема работы, которую я для себя выбрала, окончательно сформировалась и уже не подводила меня. У меня был свой кабинет, лишь немногим отличавшийся от кабинета психотерапевта — совсем без магических аксессуаров нельзя, публику нужно впечатлять, но я предпочла обойтись без стеклянного шара, свечей и чучела ворона. Не стала я и устраивать дешевое шоу, на котором я делаю вид, что контактирую с духами мертвых, а прямо сейчас с вами моими устами говорит Элвис Пресли.

Нет, моя работа была проще и честнее. Любой, кто хотел получить мою помощь, должен был прийти и рассказать мне о своей проблеме. Честно, во всех подробностях, никаких недомолвок. И вот тут обнаружилось первое преимущество того, что я стала ведьмой. Психотерапевту редко доверяют до конца, не все на такое способны. Вроде как взрослые люди и понимают, что должны, что есть врачебная тайна и все такое… Но в глубине сознания все равно остается паскудная мыслишка: а вдруг доктор меня предаст? Использует против меня мои секреты, посмеется надо мной, расскажет моим близким, в каком я состоянии? Нет уж, лучше о самом важном промолчать, так спокойнее! Вот и получается, что врачу мы не рассказываем даже то, чем делимся с подружкой за чашкой кофе. Ничего хорошего из этого не выходит: не понимая проблему, не подберешь лечение.

С ведьмами все иначе. Во мне видели не человека, а посланницу некой непонятной, а потому внушающей уважение силы. Это вам не какие-нибудь шарлатаны, это могущество неизведанного! Иронично, да? Многие люди готовы считать психологов большими шарлатанами, чем самопровозглашенных чародеев и шаманов. Нет, не скрою, профессия была дискредитирована теми, кто объявил себя психологом, закончив трехмесячные курсы. Но это еще один факт, с которым лично я ничего поделать не могу.